ОПУБЛИКОВАНО: 20.10.2020
РУБРИКА: Новости

Итоги детского литературного конкурса "Мы помним!"

          Жюри детского литературного конкурса «Мы помним!», посвященного 75-летию Победы в Великой Отечественной войне, подвело итоги.

         Победителями стали:

         - Анна Лоева (г. Пенза) за стихотворение «Жил в Пензе когда-то парнишка простой», посвященное фронтовому летчику Е.Г. Кондратьеву, директору школы-гимназии № 6 г. Пензы в послевоенное время.

         - Александра Рычкова (г. Тотьма, Вологодская область) за сочинение «Из одного металла льют медаль за бой, медаль за труд» о детстве прадеда Н.Н. Юрзина.

         - Арсений Соколов (г. Вологда) за интервью «Стужу, нужу - все претерпели» с односельчанкой С.М. Макаровой.

         - Елизавета Сергеева (г. Казань) за рассказ «Спасибо деду за Победу!» о прадедушке Ф.И. Никашкине.

         - Анастасия Нестерова (г. Уфа) за рассказ «Катенька».

         - Елизавета Кряквина (г. Сокол, Вологодская область) за сочинение о прадедушке И.Ф. Куликове.

         - Гуломов Бехруз Панжи Угли (г. Талдом, Московская область) за рисунок-иллюстрацию рассказов Николая Богданова «Иван Тигров».

         - Сабрина Кабанова (д. Ермолино Талдомского района Московской области) за рисунок по мотивам книги Юрия Королькова «Партизан Леня Голиков».

         - Даниил Конишев (г. Вожега, Вологодская область) за рисунок, посвященный стихотворению Петра Фоменко и Бориса Вахтина «На всю оставшуюся жизнь».

         - Меня по-настоящему удивили и порадовали творческие работы детей, - поделилась руководитель Представительства Вологодской области при Президенте РФ и Правительстве РФ Марина Соколова. – Рассказы, интервью, сочинения выполнены ярко, искренне и очень талантливо. Я думаю, что ребята, работая над военной тематикой, лучше узнали историю своих семей и нашей страны. А теперь и мы, читатели, сможем познакомиться с судьбами людей, переживших войну.

         Особую благодарность хочется выразить руководителям Сокольского и Казанского отделений литературного клуба «Озаренок» Нине Гавриковой, Марине Окуличевой, Надежде Захватовой, а также руководителю юнармейского отряда МОУ СОШ № 2 города Талдома Елизавете Никифоровой.


                              

                    "У войны не детское лицо"                                                                     "Сестра, ты помнишь, как из боя меня ты выносила?"

                  Гуломов Бехруз Панжи Угли                                                                                                   Даниил Конишев


    Елизавета Кряквина, 11 лет, ученица 5 «Г» класса БОУ СМР «СОШ №1», г. Сокол.  

Обладатель Гран-при II Международного конкурса-фестиваля «Образ Крыма. 2018», победитель Всероссийского литературного конкурса «Размышления у обелиска». В 2020 г. Елизавета заняла 1 место в I Международном литературном конкурсе «Калининград - янтарный берег!» в номинации: «Журналистика». Стала победителем Всероссийского конкурса «Юный следователь».

 Елизавета учится в художественной школе, в 2019 году  победила в районном конкурсе «Иллюстрируем В.И. Белова».

С 2016 г Елизавета Кряквина является членом Международного детского литературного клуба «Озарёнок». В 2020 г. решением общего собрания выбрана президентом клуба.  

ПРАДЕДУШКА

Уходит в прошлое  война.  Время успело запахать траншеи на полях сражений, но оно бессильно ослабить память о несгибаемой воле и героизме миллионов советских людей. Эта жестокая война изменила жизнь  людей живущих в Советском союзе. Нет в России семьи, где вам не расскажут о подвиге близкого человека в годы Великой Отечественной войны. И в нашей семье есть герой! Моего прадедушку звали Куликов Иван Фёдорович. Он родился 1 июля 1908 года в деревне Селища Нефёдовского сельсовета Вологодской области.

Прадедушка воевал в двух войнах. В 1938 году, когда началась Финская война, прадедушку отправили защищать город Мурманск. Затем перебросили через море на Рыбачий полуостров и там громили финов. Война была трудная: горы, скалы, вечная мерзлота, но советский народ выстоял.

Через несколько месяцев обрушилась на плечи советских людей новая беда – Великая Отечественная война. В первые дни войны прадедушка пошёл добровольцем на фронт. Его отправили на Карело-Финский фронт.

В 1941 году он воевал на 4-ом Украинском, в 1943 году – на Юго-Западном фронте, в 1944 году – на Прибалтийском, в 1945 году – на 2-ом Прибалтийском и 3-ем Белорусском фронтах. Прадедушка воевал в артиллерийских войсках, был наводчиком боевых орудий, имел звание младший сержант.

В 1942 году  прадедушка защищал Ладожское озеро, которое находится в Ленинградской области. В 1943 году принимал участие в форсировании озера Сиваш в Крыму. Ширина озера два километра, вода ледяная, за ночь приходилось переходить по три раза туда и обратно. При форсировании Сиваша прадедушка сбил один вражеский самолет. После форсирования пошли освобождать город Севастополь, затем на Украину. Прадедушка освобождал город Кёнигсберг. Затем его часть двинулась в Прибалтику. Форсировали реку Неман. Неман очень глубокая, быстрая река. Погибло очень много людей.

Мой прадедушка прошёл все Прибалтийские страны: Белоруссию, Латвию, Литву, Польшу. Он с войсками Красной Армии освобождал эти страны, не доходя до Германии пятьдесят километров, закончил войну.

Прадедушка был трижды ранен, дважды контужен, засыпан в траншеях землей немецкими танками. Немецкие танки раздавили два орудия. Он во время войны получил восемь благодарственных писем, подписанных самим Иосифом Виссарионовичем Сталиным.

Прадедушка был награжден: «Орденом Красной Звезды», «Орденом Боевой Славы III степени», «Орденом Отечественной войны», медалью «За боевые заслуги», медалью «За взятие Кёнигсберга» 10 апреля 1945 года.

После Великой Отечественной войны получил медали: 20 лет Победы 1945-1965 г.; 50 лет Вооруженным силам СССР 1918-1968 г.; 25 лет Победы 1945-1979 г.; 30 лет Победы над фашизмом 1945-1975 г.; 60 лет Вооруженным силам СССР 1918-1978 г.

Умер прадедушка 22 мая 1992 года. Всю жизнь он прожил в родной деревне Селища, что находится в Вологодской области, имел семерых детей, в том числе и мою бабушку. По словам моей мамы, он до конца жизни ярко помнил все события этой страшной войны и не очень любил рассказывать и вспоминать о тех днях. Мой рассказ записан со слов моей мамы, которая сама лично узнала всё это от прадедушки.

Прошлым летом, когда мы отдыхали в деревне, мама прибиралась в сеннике. Она разбирала старые вещи в сундуках и нашла пачку пожелтевших писем – это были письма с фронта моего прадедушки. На некоторых из них даже стоят номера.

Мама прочитала одно письмо от 30 ноября 1943 года, так как буквы, слова и почерк для меня не очень понятны. Прадедушка пишет, что получил сразу три письма: два от прабабушки Шуры и одно от дочери Тамары. Мы с мамой позвонили бабушке и узнали, что Тамаре было тогда всего 10 лет. Может, плохо работала полевая почта, раз он получил все три письма вместе.

Вначале прадедушка пишет: «Здравствуй, дорогая супруга Александра Сергеевна, с любовью к Вам ваш любящий муж Иван Фёдорович». Меня удивило, что прадедушка к своей жене обращается на Вы, это говорит о том, что он очень уважал свою жену. Жалко, что в наше время не принято так обращаться с супругами.

Далее прадедушка пишет, что жив, здоров и находится в борьбе с немецкими оккупантами, что условия фронтовые: день и ночь находятся на улице под дождём и ночуют на земле, но не теряют бодрости духа. Хотел бы всех увидеть, так как очень соскучился.

Прадедушка в письме ещё сообщает, что вступил в ряды Р.К.П.Б., стал членом партии и получил партийный билет. Я не совсем поняла, что это значит, но мама мне объяснила, что в то время было очень почётно быть членом партии, но и ответственность была огромная. Не всех принимали в партию, а только достойных.

Дальше он пишет, что одобряет поступок жены, которая решилась купить сыну гармонь: «Теперь, Шура, вы пишите, извиняетесь передо мной, что вы меня не спрошали и купили сыну гармонь, так меня нечего и спрашивать. Я ведь у вас третий год не работаю. Я вам ничем не могу указывать. Вы сами теперь хозяева, как вам заблагорассудится, так и живите. Купили и ладно, и Валька тебя больше будет слушать, и работать будет ещё положнее. Он себе на гармонь заработал, пусть веселит». Прочитав этот отрывок письма, я не совсем поняла значения слова наложнее, но думаю, что это значит – лучше, усерднее. Нам с мамой пришлось второй раз позвонить бабушке, которая рассказала, то её брату Валентину, когда купили гармонь, было всего 13 лет.

Дальше он пишет: «Обо мне, конечно, нечего зря слёзы лить. Я бы Вам не советовал, слезами ничего не поможешь, а только можешь остаться при плохом зрении глаз. И тогда горя хватит, а сейчас живите веселей, и все вопросы обсуждайте в родном коллективе. Опишите, по сколько падёт на трудодень всех культур. Я очень, Шура, рад, что Вы так живёте».

Сколько может одно письмо рассказать о человеке?! Мне кажется, что прадедушка был храбрым, добрым, заботливым. Прадедушка хоть и был далеко от своей семьи, но всё равно участвовал в семейных делах, давал умные и мудрые советы. И теперь я более ясно стала понимать, как же трудно досталась эта война всему нашему народу, стране.

Недавно на заседании детского литературного клуба «Озарёнок» мы с ребятами и Ниной Павловной Гавриковой, руководителем клуба, разбирали, привезённые мной из деревни, письма с фронта по датам. В основном они написаны в 1942-1943 годах, есть одно письмо сорок первого и одно сорок четвертого. Видимо, остальные утеряны. Мама разрешила мне взять медали и ордена прадедушки на заседание, у всех участников клуба был неподдельный интерес к ним. Участники клуба не только разглядывали награды, но каждому хотелось потрогать их рукой, будто подтвердит, что они НАСТОЯЩИЕ!

Я постараюсь прочесть все письма прадедушки! Постараюсь сохранить светлую память и рассказать о нём своим детям. Пусть память о трудном военном времени передаётся в нашей семье из поколения в поколение. 

  Анна Лоева, 15 лет, ученица 8 «Б» класса, МБОУ лингвистическая гимназия № 6, г. Пенза.

Анна занимается плаванием, плетет из бисера, рисует. Первое стихотворение написала в 1 классе. С 9 лет является членом Международного детского литературного клуба «Озаренок».

Многократный победитель конкурса «Мост в будущее» в номинации «Детские и юношеские произведения».  Приз  «Выбор читателей» в конкурсе издательства «Clever» «Мои весёлые каникулы в деревне». Лауреат конкурса «Сказка в новогоднюю ночь». 3 место и Приз зрительских симпатий VI детского литературного конкурса фонда «Содействие» (Санкт-Петербург), в номинации «Поэзия» (7-10 лет). 

ЖИЛ В ПЕНЗЕ КОГДА-ТО ПАРНИШКА ПРОСТОЙ

Жил в Пензе когда-то парнишка простой,
Евгений Кондратьев, весёлый, прямой.
Отцу помогал, и братишек учил,
И Родину крепко, по-русски любил!

Земляк наш о небе высоком мечтал,
Учился и в аэроклубе летал.
А время бежало своим чередом,
Нежданно война постучала в их дом.

Парнишке всего лишь 17 годков,
Но биться за землю родную готов!
На фронт добровольцем Евгений спешит
И верит всем сердцем: «Враг будет разбит!»

Освоил отлично он ИЛ-штурмовик,
Блестящих успехов в полётах достиг.
Все силы наш лётчик отдать был готов,
В жестоком бою поражая врагов!

Они самолёт называли «чумой»,
Он ужас фашистам внушал ледяной!
Бомбил супостатов наш смелый земляк,
Их «чёрная смерть» отправляла во мрак!

Крушила противника лётная часть,
За город на Волге отважно дралась,
И с неба летел за снарядом снаряд,
И знали все твёрдо: «Ни шагу назад!»

Когда отстояли в борьбе Сталинград,
Погнали на запад врага без преград!
В боях на Кубани, на Малой Земле
Бил недругов Женя на мощном крыле!

В бою был Евгения сбит самолёт,
Но рядом с парнишкой удача идёт!
Он спасся из пекла и в строй встал опять,
Назло всем врагам продолжал воевать!

Сражаясь бесстрашно в воздушном строю,
Как мог, приближал он Победу свою!
Для Родины милой Победу ковал,
Сжимая в ладонях послушный штурвал!

Был подвигом каждый мучительный миг
В смертельном бою проведённый, как крик
В атаку поднявшего роту бойца,
Когда нет в живых командира-отца!

Зелёным огнём полыхала весна,
И солнечным днём наступила Она!
Победа! Сбылась миллионов мечта!
Евгений вернулся в родные места!

Он выстоял, выжил в той страшной войне
И с ним сотни тысяч геройских парней!
И мирное небо, и смех детворы
Вернули те парни в родные дворы!

За мужество, стойкость, отвагу и честь
Наград у Евгения было не счесть!
Когда ж возвратился он с фронта домой,
Учителем стал в нашей Пензе родной!

Евгений Григорьевич в школе учил
Ребят и воспитывал, что было сил,
В них волю, характер и внутренний пыл,
Чтоб каждый защитником Родины был!

И школу прекрасную, школу мою,
Ту школу, что сердцем своим я люблю,
Возглавил однажды, директором стал
И школу к победам он вёл, как дышал!

В учёбе и спорте, в активных делах
Отметилась школа на высших местах,
И Красное Знамя за школы успех
Осталось навечно в музее для всех!

Своим земляком мы гордимся всегда!
Он подвиг военный пронёс сквозь года!
И в мирное время, как прежде в бою,
Евгений Кондратьев навеки в строю!


  Анастасия Нестерова, 18 лет, студентка 1 курса УГАТУ, специальность «Стандартизация и метрология», Уфа. 

Награды: хрустальная сова и диплом ГРАН-ПРИ Независимой детской литературной премии «Глаголица», диплом ГРАН-ПРИ Международного литературно-художественного конкурса «Жизнь заодно с природой.  Победитель Всероссийских конкурсов «Я здесь живу», «Расскажу о хорошем человеке», дипломы третьей степени Международных конкурсов Творческого объединения детских авторов «Золотое солнышко» и «Гайдаровский конкурс – 2016». В 2018 году А. Нестерова награждена памятной юбилейной медалью и дипломом второй степени Всероссийского литературного конкурса, посвященного 200-летию со дня рождения И.С. Тургенева «Родине поклонитесь». В 2019 г. удостоена специального приза Московского Межрегионального конкурса «Россия – земля моя!» с публикацией стихотворений в коллективном сборнике «Лучшие произведения участников конкурса». Анастасия имеет публикации в литературных журналах «Союз писателей», «Золотое солнышко», «Мир животных»; в областной газете Вологодской области «Ровесники»; в сборниках «Кастальский ключик», «Озорные искры жизни»; в альманахе «Гайдаровский конкурс – 2016».

Анастасия  является активным членом Международного детского литературного клуба «Озарёнок». В сентябре 2016 года решением общего собрания Анастасия была избрана Президентом клуба.

КАТЕНЬКА 

На дворе расставляли столы: люди собрались провожать сына директора школы, призванного служить где-то на Дальнем Востоке. Старая бабка Федосья, с чёрными зубами и белыми волосами, укутавшись в шаль, бормотала, с укором глядя на высокого юношу в расшитой красными нитками рубахе:

– Вишь ты, совсем зелёный-то! И двадцати нет, а уже гонют его в далёкие места, к чёрту на кулички. Что скажешь, Трофимна, на ентакое безобразие?

– Что скажу? Да, ничего говорить не стану, – отвечала ей сидящая рядом женщина, протирая полотенцем и без того блестящие в холодном свете осеннего солнца ложки. – Кузьма наш нигде не пропадёт. Не просто так же его в управление работать приняли.

– Дело сурьёзное, – подтвердила Федосья, принявшись жевать хлебный мякиш.

Деревенские девки кинулись как одна на шею Кузьме и зарыдали, а те, кому не удалось повиснуть на нём, запричитали в сторонке, утираясь платочками.

– Завидный жених пропадает, – вздохнула женщина, обращаясь к Федосье, на что та хмыкнула, собрав крошки пальцами, отправив их в рот:

– Тебе горевать тут без надобности: Катька твоя ещё дитёнок, ей не о том думать топереча надобно, а как бы подольше с подружками у речки покидать камушков в воду. Вон, смотри-ка, явилася! – воскликнула бабка, указывая на худенькую фигурку девочки в лёгком белом платьишке, пробирающуюся через пышные юбки к Кузьме.

Парень, разрумянившийся и растрёпанный, отстранил от себя всех и присел на корточки, глядя снизу вверх на хрупкую светловолосую девчушку.

– Ты со мной проститься хотела? – спросил он задорно.

Катя кивнула, а он расхохотался:

– Так учись хорошо, быть может, вернусь я и с тобой станцую!

Катя исчезла в толпе, не слыша, матери зовущей её к столу. Она была счастлива.

Между тем, и Кузьма уехал, и Катя как-то незаметно выросла, поступила в пединститут, окончила курс – началась война. Мать, сильно осунувшаяся с тех пор, как не стало её сестры, не хотела отпускать дочку в район, куда её отправили работать, но Катя покинула родной дом. Время шло суматошно, она будто бы и не жила вовсе, пока впервые не увидела своих учеников. Тогда-то что-то в ней изменилось, вновь оживило заледеневшую в военные дни душу. Большие глаза, доверчиво внимающие каждому её слову, ловкие ручки, тянущиеся ко всякой мелочи и принимающие её за сокровище, навсегда заняли сердце Кати, и она часто оставалась с ними после уроков.

– У меня папа приехал! – заявил второклассник Миша и заплакал.

Миша жил с бабушкой, раньше он был безумно привязан к отцу, пропадавшему на заводе неделями, желавшему достать самое лучшее для своей семьи. Война лишила их кормильца, а Мишу – самого близкого человека, парень, перестав кого-либо слушаться, дрался, кусался, точно дикий зверёк. Катя, Екатерина Александровна, такая большая и добрая, взяла за руку, показав, что он всё ещё нужен кому-то и всё ещё любим.

– Как же? Где он? – спросила с улыбкой Катя, мягко гладя мальчика по голове.

– Он в больнице, его ком… ом… совали…

– Комиссовали?

– Угу, ему ногу в бою оторвало гранатой, вот его и привезли лечить. Он ведь вылечится, правда?

– Не знаю, Миша. Никто не знает. Но мы же можем его проведать? Ребята, хотите увидеть Мишиного папу?

В классе поднялся ободрённый гул, построившись парами, пошли в госпиталь.

Миша взволнованно говорил, что бабушка не хотела брать его с собой к папе и закрыла в квартире, поэтому он весь вечер провёл под диваном, захлёбываясь слезами. Едва они ступили в переполненные людьми и койками коридоры, его дрожащий голос стих, другие дети боязливо сомкнулись в строгую колонну, чтобы пройти мимо белых шатров-простыней с кровавыми разводами, похожими на огненные всполохи в облаках.

Катя обратилась к медсестре, узнала, где лежат недавно прибывшие с фронта. В палате, куда их направили, было трое мужчин, две кровати пустовали.

– Его тут нет, – всхлипнул Миша, дёргая Катю за рукав.

– Мы найдём его, я обещаю тебе, если он здесь, мы его найдём, – уверяла она и, чувствуя странное изнеможение и ломоту во всём теле, присела на стул у кровати офицера в разодранной гимнастёрке, из-под которой виднелась повязка, пропитанная кровью.

– Вы не могли бы остаться со мной? Вы… вы должны знать, – сказал раненый боец фиолетовыми опухшими губами, прикасаясь сухой мозолистой ладонью к руке Кати.

– Дети, подождите меня снаружи, – она подозвала старосту и велела ему следить за порядком. – А, Миша, подойди сюда.

– Меня Иваном звать, – представился офицер и потрепал Мишу по голове. – Мы с твоим папой на одной полку воевали. Сегодня, с самого утра, его снова на фронт отправили: без него там никак. Ты, поди, скучал?

Миша кивнул.

– Ну, не горюй, он с тобой повстречаться очень хотел, да не смог: ему всю ночь ногу на место пришивали, а он ни слезинки не проронил. Вот какой у тебя папа - герой! Он и подарок тебе привёз, смотри, – офицер вынул из нагрудного кармана пулю, отдал её Мише. – Береги. Покажи одноклассникам, чтобы все знали, как сильно папка тебя любит.

– Он вчера скончался от заражения крови, – буркнул Иван после того, как Миша выбежал из палаты. – Его мать долго пробыла здесь, хотя он был в беспамятстве. Жаль, сильный был малый. Вы мальчику не говорите, лучше соврите что-нибудь, как и я, и детей сюда больше не водите, им в больнице не место.

Катя, поблагодарив за совет, не прощаясь, вышла. мир, до того казавшийся ей чистым и светлым, померк, в глазах больных виден был ужас пережитого на войне.

Она извинилась перед Мишиной бабушкой за свой порыв поднять дух учеников, но та, напротив, не рассердилась, а поблагодарила за то, что её внуку подарили другую историю, в которой отец жив и, более того, он герой!

– Я не хотела сочинять небылиц, слишком стара, чтобы помнить, что детям нужны сказки, – с горечью в голосе прошептала она, глядя, как Миша закрепляет пулю на нитке и вешает себе на шею. – Он сам всё поймёт, когда вырастет. А, если нет, тем лучше.

Катя долго думала о произошедшем и уверяла себя: ничто на свете не заставит её пойти в больницу вновь, тяжело видеть несчастные лица людей, борющихся со смертью, но что-то, и она догадывалась что, определённо влекло её к стонущим солдатам, осыпающимся стенам, прячущим отголоски недавних сражений. И однажды Катя всё-таки пришла к тому офицеру, Ивану, спасшему её от последствий её же неразумного поступка. Катя настаивала, чтобы Иван рассказал о себе, и он говорил, часто переводя сбивающееся дыхание, а она словно и не слушала, погружаясь в воспоминания о белой душистой яблоне, под которой прятала цветное битое стекло. В груди заныло от тоски и безысходности, Катя приникла к плечу Ивана, зажмурилась и ощутила, как замерло её сердце и вдруг вновь бешено заколотилось, вырываясь изнутри.

Они поженились летом. Отец Кати, без лишних расспросов давший согласие, за столом с полупустыми тарелками сидел в стороне, печальный и молчаливый, мать плакала, но, чего давно уж не бывало, от счастья.

Родители Ивана погибли больше четверти века назад в пожаре, сгубившем почти всю деревню, на свадьбе быть не могли, и потому её сыграли на родине Кати, под засыхающей старой яблоней, в скромной беседке.

Спустя месяц этого негаданного тихого счастья молодожены расстались: Иван вернулся на фронт. Он обещал писать много, каждый день, но пришло одно короткое послание, где он описал последнюю вылазку, в которой отличился их взвод, и завершалось оно просьбой не забывать его. Катя и не могла его забыть. В первых числах сентября она родила девочку и принялась за ответ, желая обрадовать мужа новостью. «Иван, пишу к тебе в надежде, что письмо моё тебе доставят, – писала она кривыми неспокойными буквами. – У нас в семье пополнение: дочку я назвала Анютой, как ты бы и хотел. Она так на тебя похожа, что я наглядеться на неё никак не могу и о тебе думаю всякий раз. Ты писал, что, когда война закончится, а она должна же когда-то закончиться, ты вернешься к нам. Ах, как же я горжусь тобой! Но не буду много говорить лишнего, у тебя, верно, нет свободной минуты. Люблю, скучаю, жду, твоя Катя».

С трепетом и смутной тревогой Катя понесла конверт на почту, а там ей вручили присланное на её имя извещение о том, что Ивана убили. Катя, выронив своё письмо, осела на пол и, закрыв ладонями лицо, громко взвыла. Женщина-почтальон подбежала к ней, подняла за руки, отпоила кипятком, суетливо успокаивая неустанным разговором.

– У меня муж тоже погиб, и живу же я. Он сразу почти слёг, ещё первой зимой, а я с тремя детишками осталась. Сын, взрослый уже, ушёл в прошлом году, и одному Богу известно, жив он теперь или нет. И живу я, живу, милая, – говорила она без тени горя в голосе. – Посмотри вокруг – все мы такие. У всех у нас судьба единая. А настанет войне конец, так и заживём по-человечески, а покамест до того дня дожить надо.

И Катя, со скрипом в зубах, дожила. Как в тумане, летала её жизнь, не имея смысла. Через полгода небо стало безмятежным, и, ещё через столько же Кузьма возвратился домой. Шрамы, исполосовавшие его лицо, не отняли молодецкого вида, Катя слышала эту новость от родителей. Встречать его со всеми она не смогла: Аня под зиму разболелась и сильно кашляла, Катя побоялась брать её с собой, а оставить – не с кем.

– Что он рассказывал? – Катя, заслышав стук в дверь, бросилась открывать, помогая матери снять пальто, с нетерпением ждала ответа.

– Ох, дай отдышаться, Катюша, – она опустилась на табурет, и Катя присела рядом. – Многого он натерпелся, ведь и не знали, что война грянет. Он на самолёте летал, был стрелком-радистом, защищал наши границы на востоке. Говорит, на фронт хотел, туда, где война настоящая. Его, как и многих, в марте в Прибалтику отослали, они сделали несколько вылетов, а там уж мы и победили. Не довелось ему показать себя, но везде нелегко было, каждый проявил отвагу в это страшное время: кто боролся с врагом на поле битвы и кто это же поле вспахивал и засеивал.

Катя с болью подумала об Иване, говорившем ей те же слова, сердце сжалось в маленький острый комочек, глаза взмокли. Она, судорожно дрожа, обняла мать.

– Ты плачешь? – удивилась та, прикрыла дочку своей шалью.

– Нет, замёрзла. Спасибо тебе, мама, спасибо за всё.

Новый год, первый Новый год после войны, в деревенском клубе устроили праздничный вечер. Родители Кати остались с внучкой, а она, вырвавшись на свободу, пела и танцевала, одетая в нарядное довоенное платье, доставшееся ей от тётки. Катя была счастлива, когда заиграли вальс и её пригласил Кузьма.

– Не узнаёшь меня? – рассмеялась Катя, соединяя ладонь с его ладонью.

Кузьма, поглядев на её коротко остриженные волосы и тонкие изящные пальцы с серебряным колечком на одном из них, спросил неуверенно:

– Катя?

– А ты обещал станцевать со мной, если я буду учиться хорошо.

– Коли обещал, так выполняю. А ты изменилась. У тебя на правой руке кольцо. Ты овдовела, а почему кольцо носишь?

– Потому что люблю. – Катя запнулась, чуть отшатнулась назад, теряя равновесие.

Кузьма поймал её и, притягивая ближе к себе, прошептал:

– Не отпущу тебя никуда. Моя ты теперь, моя, Катенька…


   Сабрина Кабанова "Герой Советского Союза"


        Александра Рычкова, 17 лет, ученица  10 класса МБОУ «Тотемская СОШ № 3». 

 - Я очень  активно занимаюсь исследовательской  деятельностью, краеведением и изучением истории своей семьи. Совсем недавно появились первые, маленькие, простые  рассказы.  Все это -  мое самое любимое занятие, приносящее много удовольствия и позитива.  Работаю в архивах,  музеях, ЗАГСе,  общаюсь со старожилами и респондентами, веду переписку с дальними родственниками, в том числе проживающими за рубежом, собираю старинные фотографии и документы. Ищу! Ищу, словно клад, тяну за каждую ниточку... За время работы   исследовала и оформила несколько тем: «Своей земли заботливый хозяин», «История церквей и часовен Печеньгской волости Тотемского уезда», «Спецпереселения  Великодворского сельского совета Тотемского района Вологодской области», «Владелец завода и кулак». Особенно хорошо и полно удалось изучить тему Великой Отечественной войны в истории моей семьи.  С данными работами я успешно выступаю на районных, областных и Всероссийских мероприятиях. Полученными знаниями я охотно делюсь со всеми желающими, а также часть материалов передала в музеи.

Мне очень - очень нравится быть активной! Очень ценю опыт. Именно поэтому я  решила участвовать в  конкурсе «Мы помним!».

ИЗ ОДНОГО МЕТАЛЛА ЛЬЮТ МЕДАЛЬ ЗА БОЙ, МЕДАЛЬ ЗА ТРУД

Однажды, рассматривая старый семейный альбом, я нашла вырезку из Тотемской районной газеты «Ленинское знамя». На одной из фотографий я узнала моего любимого прадеда - Юрзина Николая Николаевича. Статья В.К. Дурова с названием «Триумф председателя» очень меня заинтересовала. Прочитав ее, я отправилась к нему в гости…

-Дед, я узнала о тебе много интересного,-  сказала я.

Радуясь нашей встрече, угощая меня ароматным чаем с вкуснейшим клубничным вареньем, дедушка сказал:

-Садись- ка, внученька, поговорим!

Устроившись поудобнее в уютном мягком  кресле,  я рассматривала награды, фотографии, личные  документы, публикации районных и областных газет  и  с восхищением  слушала интереснейший рассказ своего мудрого прадеда- о   голодном  военном детстве, о службе в армии, о встрече с его избранницей- красавицей Еленой Арсентьевной,  о детях и внуках,  о  колхозе «Великодворье», о интересных  историях и замечательных людях, окружавших  прадеда…

Особенно мне понравился рассказ о трудном военном детстве прадедушки…

Коленька родился 6 августа 1931 года  в  маленькой деревеньке с интересным названием  Большой Горох Усть-Печеньгского сельского совета Тотемского района Вологодской области, на живописном берегу реки- красавицы Сухоны, в простой крестьянской семье Александры Ильиничны и Николая Васильевича Юрзиных. 

Никто не знал что ждет его в жизни, какая дорога по ней поведет, но отец и мать искренне желали, чтобы вырос он настоящим человеком, чтобы приносил пользу людям. С молоком матери впитал мальчонка тягу к родной земле, крепко усвоив жизненные уроки своих родителей. Как и все мальчишки того времени Коля быстро повзрослел…

С началом войны деревенька опустела. Мужчины ушли на фронт защищать Родину. Почти из каждого дома кого-то  забрали на войну  и отца маленького Коли, как и других молодых мужиков,  тоже. Остались в Большом Горохе больные, старики, да бабы с ребятней на руках, на них-то и свалилась основная работа.

- Очень трудное было время! Работали в поле на  быках. Однажды запрягли телку, а вместе с ней впряглись и женщины: так приходилось обрабатывать землю. Работали и повторяли: «Все для фронта! Все для победы!» Готовы были отдать последнее, лишь бы враг был разбит!- вспоминал  прадедушка.

Вместе со многими людьми в детстве Коля познал голод - он был главным врагом в тылу… Страшное военное время! Однажды, после тяжелейшего рабочего дня в поле, пришел Коля к дому и упал на деревянные мосточки. Сил не было даже говорить и очень - очень хотелось кушать. Мать, увидев, что сынок умирает от голода,   выгребла из сундука нехитрые довоенные  наряды и быстро сбегала в соседнюю деревню, выменяв их на простую картошку. Какой вкусной казалась она тогда! Слава Богу, выжил Коленька!

Война- время тяжелейших испытаний и неимоверного напряжения всех сил. Время получения похоронок… Не обошла эта страшная участь и семью Юрзиных.  В грозном сорок первом  почтальонка принесла похоронку на отца, в которой указано, что Юрзин Николай Васильевич «был тяжело больным доставлен в эпидемиологический госпиталь, помер 05.10.1941 года, похоронен на городском кладбище  в г. Каландакше Мурманской области».

Мать три дня проревела и вообще не вставала с кровати. Младшие дети, видя и слушая её рев и причитания, сидели тихо в углу и старались не шевелиться.          

Воспоминания об отце очень смутные, так как был маленький. Остались только у матери пара пожелтевших фотографий с его изображением, но Коля и так помнил, что были у папки большие крепкие руки, густые темные волосы и любил он в редкие минуты отдыха посидеть вместе с ним на крылечке у дома под запашистой и кудрявой березой.

Война унесла жизни еще двух  близких  людей- родные дяди по материнской линии- Касторий и Григорий  Булатовы также погибли на фронте.

В десять лет  Коля   стал  взрослым и старшим в семье. Младшей сестре Маше было всего четыре года, а брат Илья только что появился на свет.

 На хрупкие детские плечи легли и  взрослые заботы о младших. «Дай хлебушка, Коля! Я кушать хочу!»- просила,  горько плача,  маленькая Машенька, но хлебушка в доме не было ни крошки... 

И не только… всегда прадедушка помнил о том, как ему, еще ребенку, пришлось одному  самостоятельно делать гроб для своего  умершего дедушки-Булатова Ильи Павловича - участника Первой мировой войны, раскулаченного крестьянина, крепкого такого мужика, которого сразил голод и болезни.  Помнил, как он тащил на санках по деревне гроб с его телом, как стояли рядом худенькие женщины и вытирали платками слезы…Из «мужиков»  в деревне остался  только он- Коля, да еще  пара больных стариков…

Воспоминания  о военном времени на всю жизнь остались в памяти прадедушки. Во время рассказа на его красивые и добрые глаза то и дело наворачивались слезы. «Ой, Сашенька, не дай Бог вам такого пережить!» - говорил  прадедушка...

Медаль «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг» была вручена четырнадцатилетнему Николаю  Юрзину прямо на колхозном поле каким- то приезжим начальником из райцентра.

За увлекательным  разговором, я почти и не заметила, как за окном стемнело. Мне было пора возвращаться домой, но уходить из гостеприимного дома   никак не хотелось… Я была полна впечатлений… 

 Я поняла, что страшная война закалила Колю с детства, сделала его сильным и выносливым, приучила к труду, научила ценить, понимать, беречь, любить жизнь...

Был ли героем  десятилетний Коленька Юрзин в годы Великой войны, находясь в тылу? Пережив смерть близких людей, работая за взрослых, занимаясь вспашкой  полей  на быках,  сея хлеб, убирая урожай, заготавливая зимой дрова в лесу, часто при этом бывая голодным и холодным, не зная что такое душистое мыло, сахар, новая одежда и обувь, неся последний кусочек хлеба для маленькой сестренки Машеньки? Я считаю, что конечно же был! Как и сотни тысяч таких же маленьких, голодных, босоногих детишек с горячими добрыми сердцами! «Их труд приблизил час Победы!».

Мне, как современному подростку, очень жаль детей того времени, война украла  у них счастливое  детство. Я восхищена их славным трудовым подвигом! Не думаю, что дети моего поколения смогли также отчаянно трудиться, отдавать самих себя для Победы…

Всю жизнь мой  славный прадедушка- Юрзин Николай Николаевич честно трудился, он- ветеран сельскохозяйственного производства, награжденный за трудовые заслуги орденом «Знак Почета», медалями «За преобразование Нечерноземья» и «За доблестный труд», знаками «Победитель социалистического соревнования»,   потомственный крестьянин, проработавший 24 года руководителем одного из наиболее экономически-крепких хозяйств в районе  и области- колхозе «Великодворье», Почетный гражданин Тотемского муниципального района, герой труда, настоящий труженик, уважаемый человек, незаурядная личность, всегда вспоминавший  ту страшную войну… Он был примерным семьянином, воспитал трех дочерей, любил внуков, а потом и нас- правнуков… Меня он всегда учил ценить то, что имеешь.

Ту нашу встречу я вспоминаю часто…

К  великому сожалению, 13 сентября 2014 года,  нашего дорогого прадедушки не стало.

«Человеком легендой», «прирождённым крестьянским вожаком», «знамением эпохи» окрестили его  земляки,  когда на 40 день после его  смерти на здании колхозной конторы была открыта мемориальная доска...


  Елизавета Сергеева, 12 лет, 7 «В» класс, МБОУ «Школа № 144», г. Казань.

Бронзовый призёр Международного литературного конкурса «Эхо одной судьбы» (2018 год), Всероссийского литературного конкурса «Юный журналист-2020», в номинации: «С чего начинается Родина?». Работы Елизаветы опубликованы в литературном журнале «Союз писателей» (г. Новокузнецк) и в сборнике эссе победителей и участников международного литературного конкурса «Эхо одной судьбы» (Хельсинки, 2018 год.).

Является членом Международного детского литературного клуба «Озарёнок».

СПАСИБО ДЕДУ ЗА ПОБЕДУ!

Разглядывая семейный альбом, я увидела фотографию незнакомого мне человека. «Кто это?» –  спросила я у дедушки. «Это мой отец, твой прадедушка Федор Иванович», – ответил он мне. Он участник Великой Отечественной войны.  Мне захотелось узнать о нём как можно больше, и вот что рассказал мне дедушка.

Фёдор Иванович Никашкин родился 10 декабря 1926 года в деревне Буяновка Кодошкинского района Мордовской АССР, в семье крестьянина. По окончании шести классов пошёл трудиться в совхоз, так как все взрослые мужчины из села ушли на войну. Когда прадедушку призвали на фронт, ему всего-то было семнадцать лет! С декабря 1943 года по декабрь 1945 года он служил в 37-м запасном стрелковом полку Волховского фронта в качестве стрелка.

Война – это ужасное испытание. Смерть всегда рядом с тобой и угрожает тебе. У ног рвутся снаряды, на тебя идут вражеские танки, сверху прицеливаются немецкие самолеты, артиллерия стреляет. Кажется, что земля превращается в клочок, на котором тебе некуда деться.

Вместе с боевыми товарищами Фёдор Никашкин дошёл он до Балтийского моря. Освобождал от фашистов многие населённые пункты Латвии, Литвы, Польши, Белоруссии и Украины.  Участвовал в ожесточённых боях за города Прилуки, Катавице и других. Во время освобождения города Катавице он был ранен и лечился в военном госпитале. Времени на тщательное лечение не было, и через несколько недель, как только раны затянулись, Федор Иванович снова вернулся в свою часть. По возвращении был направлен в 258-й полк СВ НКВД, с которым дошёл до Берлина. С мая 1949 года по сентябрь 1950 года проходил службу в военной части города Берлина в качестве стрелка.  

После демобилизации прадедушка вернулся домой, к семье.  Более тридцати лет проработал в системе автотранспорта города Казани – шофёром.  В 1951 году Никашкину Федору Ивановичу было присвоено звание лейтенанта. В 1972 году он был уволен в запас ВС СССР. За свои подвиги он получил много медалей: медаль «За победу Германии», «30 лет за победу в Великой Отечественной войне», «За боевые заслуги», «За доблестный труд», «В ознаменовании 30-й годовщины Советской армии и флота», «Ветеран труда». О нём не знает вся страна, но без таких воинов как он и его друзья, не было бы Победы.

К сожалению, в октябре 1979 года прадедушки не стало. Для семьи это было огромное горе, но он оставил яркий след на земле: это и дети, и внуки, и теперь уже правнуки, и память в сердцах людей, знавших кто его. Ежегодно весной – Девятого мая – в парке Горького проводились встречи с ветеранами, и для прадедушки это был самый любимый праздник. Как бы не складывалась жизнь, как бы не одолевали болезни, он всегда приходил на эти встречи.

Мы гордимся Победой, доставшейся дорогой ценой! Не осталось равнодушных и непричастных к ней. Сколько жизней перечеркнула война, сколько поломала судеб! Её нельзя оправдать. Она принесла с собой страх, горе, слёзы, страдания, боль, разлуки, оставила в сердцах незаживающую рану. Это правда, о которой не должны забывать. Зверские издевательства больше никогда не должны повториться. Войны больше быть не должно!


   Арсений Соколов, 9 лет, 3 класс СОШ №5, г. Вологда 
Участник туристско - краеведческого кружка «Краевед».
Респондент: Макарова Санелма Матвеевна, 1926 г. рождения.

СТУЖУ, НУЖУ - ВСЕ ПЕРЕТЕРПЕЛИ

 Я сижу в гостях у Макаровой Санелмы Матвеевны. Я слышал, что судьба её была нелёгкой. Она пережила войну, всю свою жизнь проработала в колхозе, родила и воспитала семерых детей. Я знаю Санелму Матвеевну как человека доброго, отзывчивого, щедрого. Вот и сегодня она согласилась рассказать мне о том, как жила и трудилась во время войны. Тихо потрескивает огонь в русской печке, серая кошечка устроилась на моих коленях. Всё располагает к нашей задушевной беседе.

- Санелма Матвеевна, откуда у Вас такое необычное имя?

 - Да, не знаю. Сами мы родом из русско-поданных финнов. Родилась  я в1926 году, в Парголовском районе Ленинградской области, близь финской границы. Родители слыли богатыми, за что и были раскулачены. Отца совсем не помню, сгинул в тюрьме, а мама была в работницах.

 - А как же Вы здесь оказались, в Санинской?

 - Переселились мы в Бабаевский район в 1936 году. На Карельском перешейке шла подготовка к финской войне, все наступления были с наших мест. У нас сразу 3 района выслали: Парголовский, Токсовский, Всеволожский. Выселяли прямо всем колхозом, перевозили дома, инвентарь, скотину, только земля осталась пустовать.

 - А как же люди? Что чувствовали, покидая родные места?

 - Нас оркестром провожали. Бабы ревут, а нам, детворе, весело. Глупые, что возьмешь.

Санелма Матвеевна на минуту замолкает. Память переносит в те далекие дни.

Стараюсь не нарушить воспоминания…

- Жизнь плохая была до войны. Хлеба не хватало. Платили налоги, а не заплати, всё опишут. Сдавали в срок 270 л. Молока, мяса 40кг., яиц 30 штук, шерсти фунт. А если не могли собрать налог, то перекупали. Это всё за землю платили. Молоко носили в Бабаево пешком, за 30 километров. В четыре утра выйдем, а в семь вечера только возвращаемся.

 Жили с мамой и сестрой в кулацком доме – Березеных, их в город выслали. Мебели почти никакой не было. Держали корову, земли дали 35 соток.  Сажали картошку, а сеять не разрешали.  Дом холодный был, в сильные морозы в подполе картошку не могли сохранить. Мама работала в колхозе, платили трудоднями. На каждый трудодень давали 300г. муки. А я жадная на работу была, так нам побольше трудодней писали. В школу босиком бегали, обувки ведь ни какой. Ели мало: утром – капуста, днём – щи с кисляток. Я что спица была, а энергии хоть отбавляй. Трудно жили.

 - Санелма Матвеевна, а как Вы узнали, что началась война?

 - Когда началась война, я закончила семь классов. Мне тогда было 14 лет. Узнали об этой беде по радио. Помню старухи заголосили, что по покойнику. Сразу как-то все попрятались. Целый день дома молчали, а мама украдкой слёзы вытирала. Повестки  на фронт пока только полетели по домам.

 - Мы живем в 20 км. От железной дороги. Я знаю, что станцию Бабаево постоянно бомбили. А  Вы слышали взрывы?

- Я в то время молоко возила на лошади, видели зарево на Волховском фронте. Слышала, как громыхает. Далеко, а страшно как! Я всё глаза закрывала. Долго ещё боялась.

Тут моя собеседница замолкает опять. Скупые слёзы текут, путаясь в морщинах…

Трудно нарушить печаль. Санелма Матвеевна продолжает:

 - Скидки на никакой не давали,  трудились как взрослые. Мы, шантрапа  вся, тоже в поле допоздна были:  и пахали, и сено носили, и клевер убирали, лён. По восемь соток каждому руками вытаскать. А руки-то издерёшь, живого места нет: в заносах все. А потом школьники до занятий колотушками вытеребят. За околот одного снопика одна копейка полагалась. Что мёду полизать дадут. Радость-то какая! Денег ведь не было. И всё бегом. К семи надо быть на месте. Было так стыдно, если прибежишь, а все уже разошлись. Хоть глаза завязывай. Стужу, нужу – всё перетерпели.

Зимы снежные, снега по пояс. Ходили на заготовку дров. Спилим дерево, оно в снег ухнет и не видно совсем, пока кругом не утопчешь и сучья не обрушишь. Обувка хоть бы какая, лишь бы не голые. А на работе ведь не мёрзнешь. Пиджачок какой бы заплатанный. Подпояшешь и пойдешь. И не болели ведь. С голоду только ослабли.

 - Я бы ,наверное, не справился. Работая из последних сил, Вы делали большое и важное дело. А время для отдыха находилось? 

 - Молодые были, влюблялись, да только не в кого было. На беседы ходили, песни пели, частушки. Я однажды в поле пахала ночью под озимые. Лошадь у меня здоровая была.  Так всю ночь частушки пропела.  Так одну за другой и пела. А бабы навоз нагружали недалеко, на поле возили. Утром мне говорят: «Ну, сейчас ругать тебя будем: мы ведь всю ночь проплакали».

В «телефон» играли, в «косых», в «ремень». Балалайку слушали, только некогда было. Балалайку услышим за рекой, а нам с подружкой туда нельзя. Так мы на соломе попляшем, попоём, успокоим душу. А так плясать много не приходилось. Пели на работе, сенокосе. Старики устанут, спать лягут, а мы коряг натаскаем и у огня под балалайку всю ночь пропоём:

Распроклятая Германия

Наделала делов,

Моего дролечку убили

Восемнадцати годов.

Ягодиночку убил

И второго ранили,

Хоть бы раненого дролечку

Домой отправили.

Слушаю Санелму Матвеевну, голос по – прежнему звонкий, высокий. Чувствую печаль и тоску. И вдруг…

Полюбила лейтенанта, 

А майор и говорит

 У меня ремень пошире,

 Босоножки можно сшить.

 - Любили попридуряться. Сама я смирной была, не заводной. А вот смешной случай помню. Мяли мы лён, с нами Зинка Корякина была. Девка видная, боевая. Сбегала она за шинелью, ещё от детки осталась с царских времён. Нацепила её, усы нарисовала, в руки чемоданчик и пошла на ферму солдаток разыгрывать. Встретила тётю Ксению. «С фронта, несу весточку от сына» - говорит. Ксения  охает, не знает, как гостю угодить. А Нинка чаю напилась, наряд свой и сняла. Бабы все как захохочут, а тётка Ксения знай, орёт: «Ох, ты, ряба беспутая!» И верно в песне поётся:

 Негде горюшка приплакать, притужить.

 Надо горюшко на радость положить.

 На всё сил хватало.

 - А откуда сил брали, Санелма Матвеевна?

- Пережили только трудом и дружбой. Дружба – самое хорошее было, на этом и держались. Люди все совестливые были. Нынче не так. Страшно было ,когда похоронку получали. В одну семью до пяти приходило. Соберёмся, все и ревём. Вроде и полегче стало на душе. Не забыть никогда. Только все вместе, иначе нельзя было.

 - А как о победе узнали?

 - А сразу и узнали. День помню, был такой солнечный. Встретила я на улице Анну Белашеву, а она идет, как чумная, ничего не видя. Плачет и смеётся, да приговаривает :

«Слава тебе, Господи! Слава тебе, Господи!» Я сразу подумала «Наверно война закончилась». Всех собрали в Мавринской  роще у сельсовета и объявили радостную  весть. Рёву-то было, обниманий, смеха. Праздновали позже, в этот день пахали. Весенний сев продолжали.

 -  Большое спасибо, Санелма Матвеевна, за интересные воспоминания. Теперь я понимаю, что война – это не только сражения на передовой, это сражение и в тылу. Это подвиг простых солдат и тружеников тыла: женщин, стариков и детей. Великая Отечественная война была всенародной. И победа над врагом была всенародной. Это и ваша победа, всех ваших сверстников. Не смог фашизм одолеть вас! И нет такой силы, которая смогла бы покорить таких людей, как вы! Низкий Вам поклон!




К списку



НЕ НАШЛИ НУЖНЫЙ РАЗДЕЛ?

Воспользуйтесь поиском по сайту:

Логотип

г. Москва, Староконюшенный пер., д.4

При любом использовании информации с сайта обязательна ссылка на pvo-mos.gov35.ru
По техническим вопросам обращайтесь на cit@cit.gov35.ru